14:29 

О котэ.

Ленивый КЫС
в небесах все говорят о море..
02.09.2011

У моего дорогого друга И. живет чудовище, коварнее которого не видели ещё эти сумрачные осенние небеса. Не знаю, за какие кармические грехи мироздание вселило эту тварь на его жилплощадь, но видимо все прошлые инкарнации И. были омрачены убийствами, воровством и возжеланием жены ближнего своего в процессе ваяния кумиров для себя и заинтересованных, иных объяснений такому произволу я не нахожу. Друзья семьи за глаза зовут его "Мерзкимотродьем" и "Дьяволомвоплоти", но заглянув на чай и плавно продвигаясь по стеночке в полумраке коридора к спасительной гостинной, предпочитают, во имя целости собственной шкуры, более вежливое "Ахкакойуваскотикпушистенький" (как и все остальные прозвания произносится одним словом на выдохе). Пушистенький - это потому что назвать эту наиковарнейшую морду "милым и симпатичным", как это заведено в приличных домах, язык не поворачивается. (Он вообще больше не поворачивается, его откусили за недостаточно раболепное преклонение).
На самом же деле эти 10 кг. когтей, зубов, длинной черной шерсти и хитрющих морд зовут Люсей. Гостям запуганные домочадцы сообщают, что это ласковое сокращение от гордого имени Людовик Апполинариевич, но мы то с вами знаем, что на самом деле перед нами сам Люцифер, с которым мой прекрасный друг заключил договор, выменяв все свои удивительные таланты на пожизненную шестиразовую кормежку, почесывание ушей и наетого пуза по первому требованию и восхваление его грациозной красы.

Наше знакомство с Люсей было вынужденным: я опрометчиво попросилась переночевать к И., устроив в собственном доме временный филиал кладбища для моли. Опрысканная соответствующим средством квартира представляла собой печаль не только для глаз, но и для носа. Скорбные тушки бедного насекомого и его кольчатых отпрысков обильно покрывали пол, но, судя по подступающей тошноте и витьеватому головокружению, я в любой момент могла пополнить их ряды, заморив не только моль, но и вообще всю живое в радиусе пятидесяти метров.
Распахнув окна настежь и мрачно пожелав ворам, возжелавшим навестить столь гостеприимно открытую квартиру (второй этаж, всякое бывает) повторить последний путь моли, я подхватила сумку, скинула в неё любимую футболку для сна, зубную пасту, электронную книжку и малодушно сбежала из удушливого помещения в неизвестную даль. Даль после пятнадцати минут обзванивания списка контактов строго по алфавиту, стала вполне определенной, неожиданно выскочив из-за угла в лице И., и, странно улыбнувшись, любезно согласилась предоставить мне свой диван до полного выветривания химикатов с моей территории.
Что ж, я была не в том положении, чтобы привередничать. Возблагодарив Мироздание и не ожидая подвоха, я подхватила сумку и потрусила вслед за И.
Вечер прошел относительно спокойно, мы сидели на кухне, разбавляли кофе разговорами о чем-то нетленном до тех самых пор, пока стрелки часов не выстроились в одну линию, а меня не начало неудержимо клонить в сон. Наощупь я добрела на дивана, упала и предпочла не думать о том, что там шуршит в его темной, пыльной глубине.
Утром меня разбудил звон будильника. С трудом отодрав себя от подушки, я открыла один глаз и с изумлением обнаружила сидящего в кресле напротив И., с интересом наблюдающего за моим пробуждением. Раньше за ним таких странностей не водилось, поэтому, прежде чем громко кричать нецензурности, я осторожно поинтересовалась, какого же черта он всё-таки тут забыл?
- Ты собираешься вставать. - Это был не вопрос, а констатация факта. - Сейчас ты встанешь на кровати, на самом краю, а потом прыгнешь к двери так далеко, как только сможешь, и побежишь к ванне. После ванны он своих жертв уже не преследует.
- Кто? - осторожно спросила я, осознав, что я проснулась в какой-то иной, сумасшедшей реальности.
- Люся, - без малейших эмоций сообщил И.
- Ну, если Люся... - пробормотала я, решив не сопротивляться и следовать неписанным правилам этого нового, удивительного мира.
И хорошо, что я это сделала. Как только мои пятки коснулись пола, из-под кровати с громогласным мявом загоняющего добычу тигра вылетела черная молния и бросилась ко мне. Это стало прекрасным ускорением. Взвизгнув, я одним прыжком преодолела расстояние, отделявшее меня от ванны и захлопнула дверь. Враги немного пошуршали под дверью и удалились обдумывать планы следующего нападения.
Условный стук оповестил меня о приходе делегации мирных жителей этой опасной реальности, которые поведали мне, что подобное неординарное поведение по утрам является неотъемлемым ритуалом совместной жизни с Люсей, который, став домашним котом, похоронил в себе великого охотника. Каждое утро его призрак встает и гремит цепями, надеясь поймать хотя бы И. и попробовать его сочное, не испорченное жизненными тяготами мясцо, а это значит, что прыгать должны все, потому что неизвестно, под какой именно кроватью сегодня залег Люся.

URL
   

тысяча и одна бессонная ночь

главная